Как близко вы живете к городу, формирует вашу политику.

«С одной стороны, наши выводы не должны никого удивлять. Жизненный опыт формирует наше восприятие мира. С другой стороны, мы склонны упускать из виду, как социальная среда — вне расы, пола и доходов — играет роль в наших сторонниках. Идентичность».

Согласно новому исследованию, близость людей к крупным городам формирует их политику.

Исследователи, используя данные опроса Гэллапа в период с 2003 по 18 годы, обнаружили, что политический разрыв между городом и деревней — более заметный и решающий на недавних выборах — коренится в географии, а не просто в различиях в типе людей, живущих в этих местах.

То, как близкие люди живут в крупном мегаполисе, определяемом как города с населением не менее 100 000 человек, и плотность населения в их городах играют важную роль в формировании их политических убеждений и партийной принадлежности.

«Городские и сельские различия в политической приверженности партизан в Соединенных Штатах столь же знакомы, как и в других странах», — говорит соавтор Эндрю Дж. Ривз, доцент политологии в Вашингтонском университете в Сент-Луисе.

«По общему мнению, причина этого разрыва лежит в личных характеристиках людей, которые живут в сельских или городских сообществах. Однако наше исследование показало, что объяснение было не так просто».

ГЕОГРАФИЯ И ПРИСТРАСТИЕ.

В своем анализе исследований Ривз и Брайант Дж. Мой, кандидат наук в области политологии, а также два соавтора из Университета Мэриленда, обнаружили, что география связана с существенными различиями в пристрастии даже после учета множества отдельных черт, таких как возраст расы, пола, образования и религиозной принадлежности.

Например, если все остальные индивидуальные характеристики остаются неизменными, вероятность того, что индивид станет сильным демократом, снизится на 12 процентных пунктов, если он живет в далекой сельской местности. Аналогичным образом, их анализ показывает, что человек, живущий в густонаселенном сообществе, примерно на 11 баллов с большей вероятностью идентифицирует себя как сильный демократ по сравнению с тем же человеком, живущим в малонаселенной местности.

«С одной стороны, наши выводы не должны никого удивлять. Жизненный опыт формирует наше восприятие мира. С другой стороны, мы склонны упускать из виду, как социальная среда — вне расы, пола и доходов — играет роль в нашей партизанской идентичности».

«И это главный вывод нашего исследования. Окружающая среда вокруг нас — расстояние, на котором мы живем вдали от мегаполиса и плотность населения, — формирует то, что мы думаем о политическом мире и о партизанских ярлыках, которые мы принимаем».

Что касается расстояния до крупного столичного города, их анализ показал, что в среднем республиканцы жили в 20 милях от города, в то время как независимые жили в 17 милях, а демократы — в 12 милях.

Физический разрыв между городскими и сельскими районами был меньше среди расовых и этнических групп и тех, кто имеет высшее образование и более высокий доход. Среди обладателей степени колледжа республиканцы жили в 17 милях от города, а демократы — в 10 милях от города. Латиноамериканские республиканцы жили в девяти милях от города, в то время как латиноамериканские демократы жили в семи милях от города. Хотя разрыв между этими подгруппами был меньше, он все же был достаточно значительным, чтобы стать решающим в гонке с оспариванием.

ГОРОДСКОЙ-СЕЛЬСКИЙ РАСКОЛ В ПОЛИТИКЕ.

Небольшие города всегда были склонны к консерватизму. Люди, живущие в сельской местности, как правило, имеют традиционные ценности и сопротивляются новым идеям, говорит Ривз.

«В сельских, менее населенных районах жители чаще знакомятся и разговаривают со своими соседями. Эти межличностные отношения очень влиятельны и могут создать социальное давление, чтобы соответствовать».

«Сельские жители также очень обижены на городские общины. Существует распространенное мнение, что города получают больше своей справедливой доли ресурсов и смотрят свысока на сельские общины. Средства массовой информации помогают укрепить эти убеждения с помощью освещения в новостях, в которых основное внимание уделяется крупным городам и интересам городских жителей».

Напротив, большие, густонаселенные города традиционно были более открыты для либеральных идей и более приспособлены к нестандартному поведению и убеждениям. У горожан появляется больше возможностей для общения с разными людьми, что способствует толерантности. Они также могут быть анонимными, что способствует уважению личной жизни людей.

По словам Ривза, можно прийти к выводу, что люди предпочитают жить в городских или сельских общинах, основываясь на своих ценностях и политических убеждениях, но недавние исследования показывают, что небольшая часть участников движения учитывает политические факторы непосредственно в процессе принятия решений.

«Существует поразительная и значительная связь между географией проживания и идентификацией партии», — говорит Ривз. «Как в городской, так и в сельской местности, география и плотность населения, по-видимому, оказывают социализирующее влияние на идентификацию партизан, а также, возможно, служат стимулом для тех, кто ищет подходящее и совместимое направление».

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × два =